Обсудить

Скачать

5.17. Музыка

Академическая музыка

Введение

Существует множество определений музыки как искусства. Попробуем обобщить: это особый феномен духовной жизни. Это художественно организованная система звуков, которая процессуально отражает картину мира и внутренней жизни человека. Это один из наиболее универсальных языков художественного высказывания, не связанный с вербализацией. Это искусство, не требующее перевода, не знающее границ и благодаря этим свойствам обладающее высокой степенью коммуникативности. Музыку нередко считают главным из искусств, хотя бы потому что остальные почти всегда стремятся постичь ее законы.

Музыка как искусство амбивалентна. С одной стороны, в силу универсальности своего языка она доступна самым широким людским массам, она демократична и дружелюбна, благодаря эмоциональной природе не требует специальной подготовки и специфических знаний. С другой, как известно, музыка академической традиции, включая современную, не так проста для восприятия, как кажется, и раскрывается во всей полноте лишь посвященным. Как известно, количество «потребителей» классической музыки в процентном отношении не так велико. Но надо понимать, что постоянные слушатели филармонии и концертных залов относятся к особому сегменту народонаселения. Это элита, креативный класс, интеллигенция, активные горожане – та часть общества, деятельность которой определяет важнейшие процессы общественной жизни.

Музыку можно и нужно рассматривать как суть, смысл, фактор духовного развития и гармонизации человека. Это оптимальный способ национальной самоидентификации и возможность (благодаря универсальности языка) понять другую культуру, ментальность и приобщиться к глобальному миру. Музыка позволяет ощутить связь с традициями и выступает как путь к открытию новых звуковых пространств.

В российской традиции музыкальная культура всегда занимала важнейшее место, а статус русской композиторской школы вообще невозможно переоценить. Глинка, Мусоргский, Чайковский, Бородин, Римский-Корсаков, Стравинский (русского периода) и Свиридов соединяли в своей музыке национальный мелос с западноевропейскими формами.

Прежде чем говорить о музыке как особом виде профессиональной творческой деятельности, вспомним об еще одном ее аспекте. Музыка как звуковая среда. К сожалению, сегодня – довольно агрессивная, с негативным физическим и психологическим воздействием на современного человека, последствия которого у нас пока не до конца осознаны. Навязчивый саунд, в диапазоне от негромких аудио-сопровождений до мощного звукового шквала, постоянным фоном преследует нас везде: на торговых улицах, в супермаркетах, в кафе и ресторанах, в поездах и такси. Почти невозможно найти тишины, невозможно сосредоточиться. Музыка без музыки, музыка как фон, шум, как загрязненная звуковая атмосфера, как нечто, постоянно нарушающее границы индивидуального, приватного – это катастрофа современной жизни.

Надо сказать, что это особенность именно российских реалий. В западных странах давно осознали эту проблему, в том числе и на законодательном уровне. Например, во Франции строго следят за всевозможными лишними, ненужными и раздражающими звуками в общественных местах. «Загрязнение аудиопространства» – это статья, по которой налагаются крупные штрафы. К примеру, гастроли танцевальных и вокальных трупп всегда на стадии репетиций сопровождаются проверками с помощью специальных устройств на предмет количества децибел. Конечно, это ведет к психическому оздоровлению нации. Было бы неплохо, если бы Екатеринбург стал первым российским городом, принявшим подобные законодательные инициативы.

Немного истории

Как и во многих российских городах, музыкальная жизнь на Урале существовала издавна в самых разных формах: народные представления и крепостные театры, балаганные ярмарочные потехи и гастролирующие труппы частных антрепренеров. Любительское и профессиональное музицирование, развиваясь параллельно, дополняли друг друга. Демократизация музыкальной жизни уральских городов проявилась в создании народно-певческих хоров. В последней четверти XIX в. в Екатеринбурге появились музыкальные кружки, силами которых ставились даже оперы. В 1900 г. в Екатеринбурге на средства крупного банкира и почетного гражданина города И.З. Маклецкого был построен первый на Урале концертный зал. На его сцене в XX веке выступали Сергей Прокофьев и Дмитрий Шостакович, Давид Ойстрах и Генрих Нейгауз. В этом историческом здании в 1912 г. возникло екатеринбургское отделение Императорского русского музыкального общества (ИРМО), и на базе его музыкальных классов было создано первое на Урале музыкальное училище (1916).

Инфраструктура и процесс

Сегодня академическая музыка в Екатеринбурге является важнейшей доминантой культурной жизни города. Здесь располагаются серьезные творческие институции с отличной всероссийской и даже международной репутацией, проводятся музыкальные фестивали самого разного формата, работают музыкальные учебные заведения от школ до консерватории, и самое главное – в Екатеринбурге есть взыскательная публика, активно заполняющая концертные залы и площадки.

Уральское отделение союза композиторов россии

Уральское отделение союза композиторов России (УО СК), созданное в мае 1936 года – третье по значимости после Москвы и Петербурга. Инициаторами его создания были основатели Уральской государственной консерватории (УГК) профессора М.П. Фролов и В.Н. Трамбицкий. Из первых учеников В.Н. Трамбицкого сложилась уральская композиторская школа: Николай Пузей, Геральд Топорков, Маргарита Кесарева, Вадим Биберган, Борис Гибалин (будущий ректор консерватории). Благодаря созданному в годы войны Уральскому народному хору, к песням народного артиста РФ, почетного гражданина Екатеринбурга Е.П. Родыгина («Уральская рябинушка», «Едут новосёлы», «Белым снегом») пришла мировая известность. Начиная с 60-х гг. оперы и балеты А. Фридлендера, К. Кацман, Б. Гибалина идут в театрах страны. В 80-е –театральными авторами становятся Сергей Сиротин и Александр Пантыкин (сегодня председатель СО СК). Самой крупной фигурой союза долгое время был ныне москвич Владимир Кобекин. Всесоюзное и общеевропейское признание получили его оперы. Триптих «Пророк» (по произведениям А.С. Пушкина) стал одним из лучших спектаклей за всю историю Свердловского театра оперы и балета и был отмечен Государственной премией СССР. Сегодня его оперы идут на сценах Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Якутска, Новосибирска, Саратова. Он дважды лауреат премии «Золотая Маска» за лучшую работу композитора. 90-е годы во многом меняют жизнь творческого союза, он лишается государственной поддержки. Зато Екатеринбург перестает быть закрытым городом, завязываются международные творческие контакты. На фестивале «Игра и созерцание» (1993) с участием композиторов из Москвы, Аргентины, Канады, Германии музыка уральских авторов впервые звучит в мировом контексте. А затем она начинает свободно странствовать по миру: А. Бызова исполняют в Нью-Йорке, А. Нименского, В. Кобекина, О. Ниренбурга – в Германии, Швеции, В. Барыкина – в Австрии и Германии, Е. Самарину – в Японии. Постоянно за рубежом звучат сочинения О. Викторовой. Создатель Студии электроакустической музыки УГКТ Комарова регулярно проводит международные форумы. С конца 90-х СК инициировал издательскую деятельность: из печати регулярно выходят сборники из серии «Композиторы Екатеринбурга». Музыковеды СК создают капитальные монографии об уральской музыке. В XXI в. активизируется молодое поколение композиторов под эгидой «УралМолОт», екатеринбургского отделения «МолОт» – Молодежного отделения Союза композиторов Российской Федерации.

Свердловская государственная академическая филармония

Авторитет Свердловской государственной академической филармонии (образована в том же судьбоносном для города 1936 году) среди концертных организаций России недосягаемо высок. Еще в 1998 году по итогам конкурса «Окно в Россию» газеты «Культура» она получила титул «Филармонии года», и с тех пор ее безусловное лидерство подтверждалось не раз. Сегодня Филармония – любимое место встреч екатеринбургских меломанов, на ее сцене почитают за честь выступать ведущие мировые исполнители и дирижеры. Ее базовый коллектив – Уральский академический филармонический оркестр (УАФО) – один из ведущих российских оркестров с международной репутацией, единственный в регионе относится по европейской системе к классу «А». В последние годы он получил международное признание, выступая в Европе и в Америке. Основан в 1936 году выдающимся дирижером Марком Паверманом. В разные годы его возглавляли Валентин Кожин, Андрей Чистяков, Андрей Борейко, Федор Глущенко. С 1995 г. – главный дирижер и художественный руководитель, лауреат международного конкурса, народный артист России Дмитрий Лисс. Менеджмент оркестра с 2005 г. осуществляет одно из самых известных концертных агентств Европы «Les Productions Internationales Albert Sarfati». Дискография оркестра насчитывает более 20 записей, сделанных по заказу компаний Германии, Швейцарии, Австрии, Бельгии, Японии, США, Франции и Великобритании.

В филармонию Екатеринбурга едут за опытом руководители концертных организаций страны, ведь многое здесь осуществлено впервые в стране. Еще в 90-е годы ее прославили авторские фестивали композиторов, наших современников: С. Губайдулиной, В. Сильвестрова, А. Тертеряна, Г. Канчели. В то же время, чрезвычайно трудное для всей отечественной культуры, здесь начали создавать систему современного концертного менеджмента, позволившую не просто выжить, но обеспечить интенсивное развитие. За последние четверть века обычное учреждение культуры, которых по стране десятки, оказалось в авангарде разработок и внедрения передовых управленческих технологий в сфере концертной деятельности. Неудивительно, что летом 2010 года директор Свердловской филармонии Александр Колотурский и главный дирижер УАФО Дмитрий Лисс получили Государственную премию «за выдающийся вклад в развитие филармонической деятельности в России».

Практически ежегодно Филармония удивляет новизной и креативом. Например, необходимость воспитывать смену привела к появлению в 2007 г. Уральского молодежного симфонического оркестра (УМСО), ведущего активную концертную и фестивальную жизнь. Художественный руководитель УМСО – Энхе, последний ученик выдающегося Марка Павермана. В 2008 г. появление вслед за УМСО Cимфонического хора (худ. рук. Андрей Петренко) превратило Свердловскую филармонию в своего рода музыкальный холдинг. О необходимости профессионального коллектива (хоровые капеллы есть во многих, уважающих себя российских городах) говорили давно. Это стало возрождением замечательной традиции, ведь оркестр в свое время создавался на базе хоровой капеллы, существовавшей при телерадиокомитете. Теперь Симфохор, задуманный как некое художественное «дополнение» к Уральскому оркестру, обогащает афишу филармонии произведениями ораториально-симфонического жанра и собственными программами.

Следующее ноу-хау – Виртуальный Концертный зал (ВКЗ). Открытие 74 филармонического сезона впервые транслировалось во всемирной паутине. В отличие от западных и российских аналогов ВКЗ имеет ярко-направленную социальную значимость, все – бесплатно, его цель – не просто популяризация классической музыки, а сокращение разрыва в культурных возможностях между жителями мегаполиса и области. Несколько лет назад Свердловская филармония первой в стране обзавелась своими филиалами, концертные залы в крупных районных центрах стали средоточием интенсивной музыкальной жизни, а их публика пополнила Лигу друзей филармонии. Сейчас в библиотеках Тугулыма, Камышлова, Кушвы, Красноуфимска, Новой Ляли, Туринска и других маленьких городов и поселков (всего 25 филиалов) установлены мощные компьютеры (разработчики называют их интернет-телевизорами), и зрителями музыкальных интернет-трансляций становятся меломаны, члены Филармонических собраний, встречающиеся для совместного просмотра концертов. Примерно, как болельщики в кафе во время футбольных матчей. Обычные пользователи глобальной сети в качестве гипотетических зрителей авторов проекта не устраивают, вокруг ВКЗ постепенно формируется некое комьюнити, люди ощущают свою конкретную сопричастность филармонической жизни.

Собственный абонемент в Мариинском, в одном из лучших концертных залов страны, УАФО получил первым из региональных симфонических оркестров России. Идею серии концертов в Петербурге уральского оркестра в честь его 75-летия поддержал Валерий Гергиев, когда-то, в середине 70-х начинавший свою творческую деятельность именно в Свердловске. Заметны мощные международные фестивальные проекты, инициированные филармонией – фестиваль «Евразия» (с 2011), Симфонический форум России (с 2010), «Безумные дни в Екатеринбурге» (с 2014). В Свердловской филармонии уже давно озаботились проблемами фандрайзинга, созданная Лига друзей Филармонии постоянно пополняется и разветвляется (Попечительский совет, Благотворительный Фонд поддержки УАФО, екатеринбургское филармоническое собрание, Дамский Клуб, органный клуб, Центр волонтеров).

Детская филармония

Екатеринбург – один из немногих городов, в которых наряду со школами искусств есть и Детская филармония. 1979 год ЮНЕСКО провозгласила Международным годом ребенка. Именно тогда по инициативе «взрослой» филармонии при поддержке отдела культуры Обкома КПСС Свердловской области была создана Детская филармония. Первая в СССР. Ее руководитель и идейный вдохновитель – легендарный уральский хормейстер Лариса Балтер. Первые коллективы – Капелла мальчиков и юношей, созданная при Дворце пионеров и ансамбль танца «Улыбка», работавший тогда в ДК РТИ. В 1991 г. Детская филармония отделилась от «взрослой». Сегодня полторы тысячи мальчиков и девочек поют в Капелле мальчиков и юношей и девичьем Джаз-хоре, танцуют в «Улыбке», играют в ансамбле скрипачей и оркестре русских народных инструментов, а также в детском театре мюзикла. За сезон юные артисты дают больше 200 концертов. Все коллективы – неоднократные лауреаты многочисленных мировых и отечественных фестивалей и конкурсов. Главный проект Детской филармонии – Международный фестиваль «Земля – наш общий дом», ставший более чем за четверть века яркой и узнаваемой визитной карточкой Урала, проходит в Екатеринбурге раз в два года. Начинался он как областной детский праздник «Широка страна моя родная», в 1986-м появилось имя «Земля – наш общий дом» и статус международного. В 2019 г. фестиваль пройдет в 17-й раз.

Уральская государственная консерватория

Уральская государственная консерватория (УГК) на протяжении всей своей истории была не только образовательным учреждением, но и крупным музыкально-культурным центром с двумя постоянно действующими концертными залами и насыщенной творческой деятельностью преподавателей и студентов. Многочисленные гастрольные поездки по стране и за рубежом всегда осуществляли ректоры консерватории – народные артисты России Е. Г. Блинов, Ш. С. Амиров, в настоящее время В. Д. Шкарупа. Крупнейшие музыканты Уральской консерватории – народные артисты РФ Н.Н. Голышев. М. Г. Владимирова, С. В. Зализняк, Н. Г. Панкова, В. А. Романько, народная артистка СССР В. М. Баева, заслуженные артисты РФ Т. И. Вольская, К.Е. Корчинская, С.Ф. Пешков, М. И. Уляшкин, И. В. Гареева, И. О. Паращук и др. Музыкальную жизнь города невозможно представить без Оперной студии, Симфонического оркестра, оркестра народных инструментов и студенческого хора и духового оркестра УГК. В 2012 году появился ансамбль InterText, ставящий своей целью исполнение музыки, создаваемой сегодня. В итоге 400–500 консерваторских концертов в год – весомый вклад в музыкальную культуру столицы Урала.

Екатеринбургский камерный оркестр «B-A-C-H»

Екатеринбургский камерный оркестр «B-A-C-H» (ранее Камерный оркестр The Solists of Russia) муниципального учреждения культуры «Городской дом музыки» создан в мае 1990 г., объединив видных музыкантов Екатеринбурга. За время своего существования оркестр стал участником более 80 международных фестивалей в России и Европе, культурных акций ЮНЕСКО и UNICEF в России и Италии, провёл многочисленные гастрольные турне по Европе, Юго-Восточной Азии, Южной Америке. К традиционным академическим программам, на которых музыканты исполняют все: от шедевров мировой классики, русской и зарубежной музыки XIX века до сочинений композиторов ХХ века – добавляются неакадемические программы оркестра.

Екатеринбургский хор «Доместик» им. В. А. Копанева

Екатеринбургский хор «Доместик» им. В. А. Копанева был создан в 1988 г. с целью вернуть слушателям русскую духовную музыку, изгнанную с концертной эстрады в годы советской власти. «Доместик» – это название запевалы церковного хора в Византии. Основателем и бессменным художественным руководителем хора был дирижер и педагог Валерий Анатольевич Копанев (1947–2010). Благодаря его особой методике, соединившей достижения русской и итальянской певческих школ, хор «Доместик» приобрел «европейскую» манеру звучания. В репертуаре – вокально-симфонические произведения и западная хоровая музыка от Возрождения до современности, русская классика и сочинения уральских композиторов (В. Кобекин, С. Сиротин), джаз и сложнейшая музыка ХХ в., оригинальные обработки и стилизации народных песен. «Доместик» выступал и побеждал на фестивалях в Греции, Италии, Франции, Канаде, в Германии, Бельгии, Ирландии, Дании. Дискография хора насчитывает тринадцать компакт-дисков, два из которых изданы всемирно известной компанией BMG. Диск «Композиторы русского зарубежья» (2006) по праву считается гордостью хора.

Хор «Русские певчие». Народная музыка

«Русские певчие» – единственный в Екатеринбурге и Свердловской области профессиональный мужской хор – появился в 1998 г., его уникальность в том, что он работает исключительно в жанре a`capella. Визитной карточкой хора являются собственные оригинальные аранжировки на всеми любимые музыкальные композиции советской, российской и зарубежной эстрады 60-х, 70-х, 80-х, 90-х годов, а также народные песни. «Русские певчие» всегда поют вживую, и в хоре почти все – солисты. Коллектив неоднократно участвовал в песенных фестивалях и становился победителем различных международных конкурсов в Болгарии, Нидерландах, Италии, Венгрии, США, Финляндии, России.

Екатеринбург всегда был местом, где народное творчество, уральский фольклор не только собирается, изучается, систематизируется (изданы серьезнейшие исследования фольклора), но и является живой практикой для творчества современных авторов и бытует на сценических площадках. Созданный в 2003 году Уральский центр народного искусства объединил три коллектива: знаменитый Уральский русский народный хор, Уральский государственный оркестр народных инструментов и квартет «Урал».

Музыкальные фестивали

Музыкальную жизнь города невозможно сегодня представить и без таких фестивалей, как

Международный фестиваль Ural Music Night – крупнейшее музыкальное событие Екатеринбурга, когда концерты в течение 12 часов проходят более чем 100 площадках одновременно.

Популярны, хотя и скромны по творческим задачам, более массовые Венский фестиваль музыкальных фильмов и летний музыкальный «Open Air Fest» в Литературном квартале, Международный джаз-фестиваль «EverJazz». Открытиями в современной музыке и междисциплинарными проектами часто радует и Уральская индустриальная биеннале.

(О музыкальных театрах, во многом определяющих музыкальную культуру Екатеринбурга, – в главе «Театр»)

Тенденции, рекомендации

  1. При всем многообразии и абсолютной непровинциальности екатеринбургской музыкальной жизни, в ней есть элементы закрытости, обособленности, не столько стремления «принять чужое», сколько «вывезти свое» (психологическое и ментально – наследие советского времени, когда Свердловск был «закрытым» городом).
  2. Как и в советские времена, так и сейчас Екатеринбург по-прежнему является «донором» для обеих столиц в смысле постоянного оттока творческих личностей, стремящихся реализовать себя в другом месте и на ином уровне. Количество музыкантов, певцов, инструменталистов, дирижеров, получивших здесь образование и сделавших карьеру в столицах – велико. В Москве и Петербурге можно даже говорить о екатеринбургской творческой диаспоре. Великий дирижер Евгений Колобов, чьим именем теперь назван театр «Новая опера» в Москве, многолетний лидер Московского Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко режиссер Александр Титель, главный дирижер этого же театра Феликс Коробов, дирижер Большого театра Антон Гришанин и дирижер Новой оперы Дмитрий Волосников после Урала продолжили свою карьеру в столице. А певцы уральской вокальной школы Владимир Огновенко, Дмитрий Ульянов, Марина Домашенко, Елена Панкратова, Екатерина Сюрина сделали мировую карьеру. Конечно, можно вспомнить и более раннюю историю, Ирина Архипова, Борис Штоколов, Юрий Гуляев тоже начинали в Свердловске, и их отъезд и столичная карьера были вполне закономерны в советское время. Но сегодня можно говорить о том, что принцип централизации – самая бесперспективная традиция прошлого. В конце концов, лучший оперный театр Италии находится, как известно, отнюдь не в Риме, а в Милане. А столицей европейского contemporary dance благодаря гениальной Пине Бауш долгое время был крошечный немецкий Вупперталь. Тут все дело в ментальной психологии, но еще в большей степени – в разных возможностях обычных городов и столицы.
  3. С другой стороны, по-прежнему сохраняется российская привычка не доверять «своим», и приглашать «варягов», в том числе и на руководящие и творческие должности. Понятно, что это часть общероссийской кадровой политики. Но в искусстве, в том числе музыкальном, очень важно стремление к созиданию, к строительству, «выращиванию» как институций, так и традиций. Заезжие «гастролеры» с контрактом на несколько лет, как правило, проблемами перспективного развития не озабочены. И это серьезная дилемма – «свое и чужое».
  4. Сегодня из всех екатеринбургских музыкальных институций наибольшим вниманием властей пользуется Свердловская филармония, и это справедливо. Много лет там велась работа по налаживанию контактов, в том числе и на уровне губернатора. В итоге губернаторы менялись, а филармония продолжала пользоваться мощной поддержкой, в том числе и финансовой. Сегодня кажется, что подобного внимания заслуживают и другие институции, к примеру, Свердловское отделение Союза композиторов, общественная организация, объединяющая авторов, в силу профессии работающих в индивидуальном формате. В отличие от писателей, у них нет никаких специальных премий, а ведь их творчество также работает на имидж региона. В академической музыке надо заводить моду на «уральское», которая всегда присутствовала в прежние годы. Лучшая музыка уральских авторов должна чаще звучать и в филармонии, которая сегодня мало поддерживает это направление.
  5. В отличие от многих российских центров в Екатеринбурге до сих пор не построили новый акустический концертный зал, необходимый городу-полуторамиллионику. Разговоры об этом велись давно, и вот только сейчас начинают приобретать конкретное наполнение. Речь о строительстве нового концертного зала на 1,5 тыс. мест. Правительство Свердловской области подвело итоги конкурса на разработку архитектурно-художественной концепции по строительству концертного зала филармонии. Жюри определило тройку победителей, первое место получило бюро ирако-британского архитектора и дизайнера Захи Хадид. Проект вызвал в городе бурные дискуссии, недавно его поддержал во время визита в город министр культуры В. Р. Мединский.
  6. В идеале полноценная художественная, в том числе и музыкальная жизнь Екатеринбурга должна стать важной частью культурного туризма и способствовать созданию положительного имиджа и привлечению в край инвестиций самого разного плана. Для этого необходима разработка целой программы.
  7. В Екатеринбурге отсутствуют как тренд, как актуальная тенденция барочные ансамбли, не говоря уже об оркестре. Ансамбль «Floss Florum» был единственной попыткой. Более всего это связано с тем, что в Уральской консерватории никак не развито исторически информированное музицирование, ни как практика, ни как теоретическое осмысление.
  8. Конечно, для культурной самоидентификации городу очень нужен крупный мультижанровый фестиваль, с брендовым именем, объединяющий разные искусства и жанры. Этому сегодня мешает разобщенность всех институций – постоянная проблема Екатеринбурга и Свердловской области. Объединение под флагом мощной культурной идеи просто необходимо.

Неакадемическая музыка

Екатеринбург воспринимали долгое время как промышленный, тыловой город. Казалось бы, откуда взяться глубинному творческому ядру? Это не Москва с ее почти вековой историей, наполненной событиями настолько плотно, что, кажется, еще чуть-чуть, и этот исторический зип-архив треснет по швам, и не Петербург с его оголенным нервом каналов, на гранитных берегах которых даже дворник – и тот поэт, в которые брось слово – и оно прорастет в поэму. Это уникальный исторический и социокультурный сплав, который образовался за без малого 300 лет существования Екатеринбурга, стал основой прочного фундамента, на котором ежедневно без перерыва продолжает выстраиваться музыкальная культура Урала.

Почему именно Екатеринбург, он же Свердловск, стал колыбелью современной Уральской музыки? Не Челябинск, не Пермь, не Тюмень? Возможно, это связано с особенной ментальностью города. Екатеринбург – город вольный. Со своим мнением. Со своим особым ощущением этого мира. Через всю новейшую историю музыки на Урале прослеживается этот внутренний стержень: от первопроходцев музыкального олимпа до самых молодых исполнителей, которые только почувствовали вкус сцены.

Свердловский рок

Точкой отсчета современной музыки Урала стоит считать Свердловский рок-клуб, который впервые объединил под общим колонтитулом музыкантов Урала. За недолгие пять лет своего существования эта формация вывела в ярких представителей отечественной рок-сцены: группы «Чайф», «Наутилус Помпилиус», «Настя», «Агата Кристи» и многих других. Последними, кого приняли в рок-клуб, стали «Смысловые Галлюцинации». Они же явились первыми, кто принципиально изменил свое звучание от традиционного гитарно-клавишного к смешанному: «Глюки» впервые выступили на одной сцене с ди-джеем. Только через год Бутусов в проекте Deadushki повторил этот формат. Но это случилось уже в Санкт-Петербурге.

Казалось бы, такой прогрессивный и вольный, Екатеринбург мог бы продолжать выпускать в свободное плавание уникальных музыкантов, но реальность оказалась гораздо более жестокой. Урал вступил в эпоху кризиса творческой самореализации, как, впрочем, и страна, на просторах которой продолжали звучать уже на тот момент получившие статус легенд русского рока –Чайфы, Агата и Смысловые. Но в полуподвальных клубах и репетиционных базах города зарождался новый пласт музыкантов: так называемая новая, независимая волна, уральской музыки. Пройдет много лет и это будут новые символы Екатеринбурга – известные в России, как «Сансара» и «Курара».

Современные направления

С начала двухтысячных и до сегодняшнего дня Екатеринбург переживает настоящую музыкальную революцию, став своеобразной лакмусовой бумажкой тех событий, которые происходят в стране. Любой тренд, возникавший в культурном поле, моментально находил отклик на плодородной Уральской земле. «Сахара», «Фавориты Екатерины», которые звучали совсем не по-уральски, «Кедры-Выдры», которые с течением времени перерастут в сольное творчества вокалиста Михаила Лузина, «Москва-Луна», которая вспыхнет ярко, чтобы потом угаснуть навсегда и снова возродиться в 2018 году на берегу Черного моря, «Приззрак Оперы» – попытка объединить стилистику группы «Мумий Тролль» и брит-поп звучание, «Падший Карлсон» и жесткая сатира поэта Юрчикова – все это были группы так называемого пост-рокклубовского поколения. Многие из них объединились под уютным крылом первого уральского по-настоящему большого фестиваля «Старый Новый Рок». СНР долгое время был своеобразным социальным лифтом для локальной сцены Екатеринбурга, давая возможность молодым артистам выступить на одной сцене с группами первого эшелона отечественного рок-шоу-бизнеса, но время шло, и город вступил в эру Инди. В середине первой декады XXI в. взошла звезда Кати Павловой и группы «Обе Две». На тот момент страна жила еще стереотипами жесткого стилистического разделения музыки: если есть гитары и непонятные тексты, значит это рок, если есть деньги на дорогой клип и ротацию, значит это поп. Рокеры не любили «попсу», а поп-артисты с опасением относились к рокерам. «Обе Две» были посередине. Настоящей «кузницей кадров» стал клуб ПВ, в котором успели поиграть, пожалуй, все музыканты Екатеринбурга – от упомянутых выше «Курары» и «Сансары» до представителей чистейшего андеграунда (группа «Завет Любимого Отца» и «Четыре Позиции Бруно») и еще совсем юных «Алаи Оли», которые в скором времени превратятся в голос поколения и будут собирать столичные залы.

На сегодняшний день почти все упомянутые в предыдущем абзаце музыканты – так называемые «уехавшие». Группы, которые обосновались в столицах и продолжают развиваться уже в совершенно других плоскостях. Это «Сансара», живущая на два города. «Алаи Оли», плотно обосновавшиеся в Санкт-Петербурге. «АлоэВера» и «Обе Две», давно позиционирующие себя как московские группы, космополит Миша Лузин и другие. Пожалуй, только «Курара», будучи краеугольным камнем уральского музыкального постмодернизма, присоединившись к сомну аксакалов, остается константой этого города.

Параллельно с рок-историей, в Екатеринбурге существовало отдельным миром хип-хоп-сообщество, которое сформировалось не в коридорах престижных ВУЗов, а на улицах районов. Локальный хип-хоп вышел из ЖБИ – именно там возникла критическая масса людей, которые сформировали тусовку. Они обосновались в сквере у театра Драмы. Об этом месте до сих пор говорят «тусоваться на драме». EK-Playaz, «Семья Ыйе», DJ Wide – для того, чтобы попасть в этот «кружок на драме» нужно было сдать самый настоящий экзамен. Хип-хоп движение было плотно связано с рэгги-культурой, а центром притяжения были вечеринки в Люке, Да Баре и Курящей Собаке. В начале 2000-х появился один из самых ярких хип-хоп проектов «Горный Щит»: Саша Пичи, Женя Bongzilla, Яша Негр – они делали не просто читки «под минус», а полноценные живые выступления. Это было настоящее творческое движение.

Вторая волна хип-хопа появилась в 2010 году с возникновением проекта Playback Flava. На их вечеринки в New Bar люди набивались битком: те, кто стоял на улице в очереди, еще не знали, что тех, кто добрался до входа в бар уже не пускают – такого ажиотажа New Bar больше не видел никогда. Из этого комюнити вышел Паша WonderK, который сейчас совместно с Лалой Салимовой (экс-вокалисткой проекта Groovbag) создал проект Lovanda и выступает не только в России, но и в Европе. Еще одним ярким представителем этой волны является Ваня Грусть Гориллы, который обосновался в столицах и выпускает радикальные хип-хоп релизы и Игорь School B, который сочиняет вдумчивый уральский рэп. Также стоит отметить важную роль челябинской тусовки в развитии хип-хоп и рэп культуры региона. Это «ОУ74» и «Триагрутрика», имеющие уже статус широко известных и востребованных артистов.

Но Екатеринбург все же остается городом рок-музыки. После того, как угасла звезда ПВ, в городе появилось новое место притяжения музыкантов – клуб «Нирвана». Такой уральский CBGB (музыкальный клуб, существовавший с 1973 по 2006 годы в городском округе Нью-Йорка Манхэттен), приютивший в своих стенах всю альтернативную сцену и выпустивший в свет очередное поколение музыкантов. «Нирвана», как и ПВ, пережила множество трансформаций и переездов. Последней инкарнацией стал «тысячник» под названием «Свобода концерт-холл», расположившийся в самом центре города и ставший домом для многих молодых артистов Урала от традиционного рока и металла до хип-хопа, англоязычного попа и электронной музыки: El Mashe, The Kamodo, In Bloom, «Концы», Foresterz Band, Magical Marginals, «Красная Скрипка» и многие другие. И все же «Свобода» осталась достаточно традиционной формацией со своими плюсами и минусами, тогда как в городе уже набрала массу новая волна современной музыки, разрывающей шаблоны. Музыка двадцатилетних. Новое поколение музыкантов, которое воспитывалось на свободных от стереотипов взглядах на музыку.

Сегодняшняя Уральская сцена представлена разными жанрами: рок; независимая музыка; поп; хип-хоп; блюз; электронная музыка.

Но в традиционном понимании указанных стилей уже давно не существует. Нынешнее время характеризуется эклектичностью жанров, смесью диаметрально противоположных направлений. Границы стилей стерлись. Классический рок давно уже разделился на поп-рок, инди-рок, альтернативный рок и множество самых разнообразных поджанров.

Пожалуй, самыми традиционными остались на удивление, такие жанры как хип-хоп и блюз. Это направления, которые остаются неподвластны течениям времени. На сегодняшний день в Екатеринбурге насчитывается около тысячи музыкальных коллективов, многие из которых можно увидеть на фестивале Ural Music Night «Уральская ночь музыки») – это на текущий момент единственное массовое мероприятие, которое показывает музыкальную сцену города в самом широком из возможных форматов.

Продвижение, продюсирование, популяризация

Человек – существо социальное. Артист – существо социально-зависимое. Не будет социума – не будет артиста. При широчайшем спектре возможностей для продвижения, которые предлагает на сегодняшний день социум, артист продолжает сталкиваться с классическими трудностями, с которыми можно справиться лишь сообща. В эпоху интернета, социальных сетей и общедоступности информации роль продюсера постепенно нивелируется, уступая место коллективному разуму и совместному труду. Так в городе появились сообщества Black Music Promo, «Новая Музыка Екатеринбурга» и совсем молодые Husky Tunes, каждое из которых объединяет музыкантов в попытке донести творчество до слушателя.

В отличие от первого сообщества, которое полностью ушло в формат интернет-каталога с редкими обновлениями, Husky Tunes под руководством Ильи Бабина, делает уверенные шаги в построении модели локального продюсерского центра, организуя конференции и мини-фестивали. А сообщество «Новая Музыка Екатеринбурга» под руководством басиста группы «Курара» Александра Вольхина, активно способствует развитию музыкальной сцены города.

Стоит также отметить и мощное по своей активности сообщество Sofar-Екатеринбург, которое является локальной веткой мирового сообщества секретных концертов. Благодаря активности этих сообществ городу стали известны такие коллективы как Snowbox, Chosen by Eiva, SomeSleep, «Метеоритмы», Around the world in 80 days, Blues Bastards и многие другие.

Параллельно с коллективами, выпускающими авторский контент, в Екатеринбурге, как и во всей стране, набралась критическая масса кавер-групп, что является ответом на спрос, сформированный обществом. Многие группы, которые не смогли пробиться с авторской музыкой, трансформировались в исполнителей популярных хитов. Спрос порождает предложение. Однако, и здесь есть внутреннее разделение на тех, кто сделал исполнение чужой музыки делом своей жизни и тех, кто подрабатывает по выходным в барах. Из первых стоит отметить коллектив под названием Godji, Everybody Dance и Radio Juice – коллективы, которые полностью перерабатывают исходный материал и привносят свое характерное звучание. Из сольных проектов – это Тапиша, которая выступает с трио Галушко, исполняя каверы в характерной джазовой аранжировке.

В течение первой декады XXI в. поп-направление в Екатеринбурге отсутствовало как вид, но с течением времени и во многом благодаря общемировым трендам смешения направлений и культур, этот жанр вышел на принципиально другой уровень. Так на Урале появилась группа BOGACHI. Созданная музыкантами-маркетологами, эта группа нашла отклик в сердцах совсем юной аудитории и моментально «выстрелила» за счет понятности своей музыки и открытости текстов, а также персонализированном подходе к своей аудитории. На сегодняшний день BOGACHI активно захватывают рынок через участие в проектах на федеральных телеканалах и грамотный маркетинговый подход. Вместе с тем эта группа не является продюсерским проектом, а остается максимально честным коллективом.

В заключении хочется сказать, что принципиальное отличие новой сцены Екатеринбурга состоит в трансформации подходов как к собственному существованию, так и к принципам продвижения. Музыка ушла в digital. На сегодняшний день мы наблюдаем становление нового русского шоу-бизнеса: выросло поколение музыкантов и промоутеров, которые смотрят на мир совершенно другими глазами. Сегодня мы наблюдаем процесс становления эпохи нового мышления и, как результат, видим формирующийся запрос со стороны творческого кластера Екатеринбурга. Так, например, при всем, на первый взгляд, богатстве инфраструктуры, город испытывает недостаток в площадках, вместимостью до тысячи человек – это отмечают как эксперты рынка так и простые обыватели. За последний год также особенно четко сформировалась потребность в обучении молодых музыкантов и представителей творческих профессий основам продюсирования и продвижения артистов. Впрочем, как и потребность в независимых медиа, как каналов коммуникации с аудиторией. Поколение метамодернизма порождает новейшие формы, которые невозможно игнорировать. В городе уже накопилась критическая масса идей и заинтересованных лиц – мы стоим на пороге структурной революции и сопротивляться бесполезно. Остается только оседлать эту волну и постараться не утонуть. На момент написания этого текста в Екатеринбурге уже сформировались несколько структур, отвечающих запросам молодого музыкального сообщества: Ural Music School, музыкальное объединение Umbrella, многопрофильные студии, например Octopus, и второе пришествие Свердловского рок-клуба под названием «Екатеринбургский рок-клуб», куратором которого стал Вадим Самойлов. Если говорить о городских медиа, то это уже серьезный долгожитель ItsMyCity, выросший из молодежного городского портала в ресурс для 30-летних. Это The Village–Екатеринбург под управлением Елены Бабушкиной – городское медиа, которое держит руку на пульсе Нового Екатеринбурга, отдавая при этом дань принципам независимой журналистики. Стоит обязательно выделить экспериментальный проект под названием «Вторая Ветка» – панк среди городских электронных изданий, который не боится проявлять себя и говорить на неудобные пограничные темы, яркий пример русской гонзо-журналистики, которая в таком виде могла появиться только на Урале. Все это разнонаправленные каналы коммуникации с аудиторией – остается только научиться ими пользоваться и выйти за рамки традиционного формата рассылки релизов по шаблону «родился-женился». Новое время требует новых форматов. А новые форматы могут возникнуть исключительно на классической базе, при этом зачастую они возникают на стыке принципиально разных явлений. И если в конце девяностых мы увидели, как тяжелая гитарная музыка объединилась с рэп-читками, сформировав новый музыкальный формат, то сейчас мы наблюдаем зарождение новой журналистики, нового маркетинга и нового PR. В конце хочется процитировать дедушку Уральского рока Александра Пантыкина в фильме Евгения Григорьева «Про рок»: «Если бы мы знали, куда идем, то наверняка шли бы быстрее» – кажется, молодой Екатеринбург наконец-то открыл глаза и начал различать очертания своих целей.