Обсудить

Скачать

5.3. Культурное наследие

Под культурным наследием в широком смысле можно понимать все многообразие духовных и материальных ценностей, созданных человеком. Однако в юридической и научной терминологии культурное наследие – довольно узкая сфера. К ней относят материальные недвижимые памятники истории, культуры и природы, называемые «объектами культурного наследия», которые подлежат выявлению и государственной охране. Важность целенаправленной деятельности по сохранению памятников трудно переоценить. Культурное наследие – краеугольный камень самосознания нации. Историческая память, сбережение традиций и материальных артефактов – условие сохранения национального единства и собственной идентичности. Памятники определяют уникальный облик территорий и этносов в их исторической преемственности.

Однако культурное наследие не должно восприниматься экономикой как обременение, финансируемое по остаточному принципу. В европейских странах с богатым наследием, таких как Италия, Франция, Великобритания, Германия, оно выступает мощным ресурсом экономического и социального развития, высокодоходной отраслью народного хозяйства, объектом стратегического инвестирования. В современной экономике, ориентированной на производство нематериальных продуктов – образов, идей, эмоций и т.д., – культурное наследие становится ключевым инструментом приращения капитала. Работа по сохранению наследия создает условия для развития территорий – от малых поселений до мегаполисов, формирует благоприятную культурно-социальную среду.

Россия обладает колоссальным культурным наследием, не уступающим по своему богатству и разнообразию ведущим странам. Однако приходится признать, что отношение к памятникам национальной истории и культуры как к несомненной ценности у существенной части россиян явно ослаблено. Во многом это связано с особенностями исторического развития, сформировавшего определенную картину мира. Планомерный снос исторических зданий в советские и постсоветские годы закрепил у россиян пренебрежительное отношение к старым постройкам. И если сегодня снос храма уже выглядит кощунством, то решение о ликвидации старого городского особняка ради строительства современного торгового центра до сих пор принимается с легкостью и часто не вызывает возражений общественности. Многие высокопоставленные чиновники все еще убеждены в том, что качественный новодел на месте ветхого оригинала является полноценным способом сохранения исторического здания, а вовсе не его уничтожением.

Сохранение культурного наследия включает в себя несколько аспектов: охрану, реставрацию, консервацию, приспособление к современному использованию, исследование и популяризацию памятника. Отдельная проблема – профессионализм реставраторов. Уходит советская реставрационная школа, которая совсем недавно не уступала европейской. Сама эта отрасль устроена сегодня таким образом, что квалифицированные мастера оказываются не у дел, а заказы на реставрацию ценных объектов получают строители, не имеющие необходимых компетенций. Кроме того, в России не существует подготовки управленцев в сфере наследия, а без этого грамотное сохранение памятника крайне затруднено.

Важным аспектом является привлечение средств массовой информации и социальных сетей для популяризации русского культурного наследия, особенно в молодежных субкультурах, создание моды на работу с наследием. Не менее важно, чтобы новые решения были творческими, представляющими объекты наследия в неожиданном, современном ракурсе, с привлекательными, вдохновляющими вариантами их использования. С точки зрения ценности объекты культурного наследия подразделяются на памятники всемирного значения ЮНЕСКО (их в мире 1092), памятники федерального значения и памятники регионального значения – областного и муниципального. В России около 150 тысяч памятников, среди которых 29 объектов ЮНЕСКО, это чуть менее 3% от общего числа. На сегодняшний день в Екатеринбурге выявлено 852 объекта культурного наследия, из них 144 – федерального значения, 708 – регионального значения, из которых 11 – муниципального значения. Среди объектов федерального значения 49 являются объектами археологического наследия. Объектов всемирного значения ЮНЕСКО в Екатеринбурге пока нет. Таковы официальные опубликованные данные.

Заметим, что различные профильные источники приводят другие цифры, а многочисленные путеводители и туристические интернет-сайты цитируют Википедию: «В Екатеринбурге свыше 600 памятников истории и культуры, из которых 43 – объекты федерального значения». Различия в статистических данных могут быть связаны как с разной методологией подсчета, когда, например, единый исторический ансамбль может быть сосчитан как ряд отдельных памятников, так и с разной оценкой сохранности объектов, де-юре существующих, но фактически утраченных. Идет постоянная работа по выявлению новых памятников: так, в 2016–2018 гг. было выявлено 8 новых объектов культурного наследия.

Охрана культурного наследия в Екатеринбурге

Сфера сохранения наследия Екатеринбурга находится под контролем Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области и Муниципального казенного учреждения «Екатеринбургский Центр по охране и использованию исторического и культурного наследия». На реставрационные работы выделяются областные и муниципальные средства, объем этой статьи бюджета год от года меняется, но в целом исчисляется десятками миллионов рублей, на которые удается отреставрировать в среднем от 10 до 20 объектов. При общем числе в несколько сотен памятников, требующих реставрации или консервации, можно говорить о том, что часть историко-культурного наследия города будет вскоре утрачена. Эта ситуация не уникальна: в подобном положении находятся едва ли не все исторические территории России, за исключением, возможно, Москвы и Санкт-Петербурга. Одним из путей решения этой проблемы считается приватизация исторической недвижимости, а также создание государственно-частных партнерств (ГЧП). В Екатеринбурге в качестве инвестиционных проектов на условиях ГЧП, предполагающих сохранение и вовлечение памятников в хозяйственный оборот, сегодня предлагается 6 объектов, среди которых знаменитое здание гостиницы «Исеть» – одна из визитных карточек города.

В городе действуют профильные общественные объединения и сетевые сообщества. Функционирует Свердловское региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК). В качестве примера успешной частной инициативы можно привести Музей конструктивизма «Ячейка F» – небольшой историко-краеведческий музей, рассказывающий об эпохе 1920–1930-х гг. Музей открылся в ноябре 2017 г. как проект-победитель грантового конкурса Благотворительного фонда Владимира Потанина. Среди интернет-сообществ следует упомянуть сообщество «Реальная история», имеющее группы с более чем тысячью участников в социальных сетях (http://vk.com/realhistoryekb, http://fb.com/groups/realhistoryekb).

Важно отметить «Арх-группу PODELNIKI» (www.podelniki.tilda.ws), состоящую из сравнительно молодых людей, которая занимается сохранением знаменитой Белой башни, снимает просветительские видеофильмы о культурном наследии города, организует выставки и тематические экскурсии (наблюдается рост популярности подобных экскурсий у екатеринбуржцев). Еще одно объединение защитников наследия сложилось вокруг Музея истории плодового садоводства Среднего Урала (усадьба и сад Д. И. Казанцева). Активно развивается волонтерское движение: в качестве примера можно привести молодежный фестиваль «Том Сойер Фест», в рамках которого добровольцы реставрируют 130-летнее здание в центре города. Проходят профильные научно-практические конференции и фестивали: так, летом 2018 г. состоялся фестиваль «Архитектурное наследие 2018», прошли «Дни конструктивизма на Урале», осенний фестиваль «Царский мостЪ».

Объекты культурного наследия Екатеринбурга

Объекты культурного наследия Екатеринбурга можно систематизировать исходя из трех основных параметров: хронологического, стилистического и функционального. Таким образом можно выделить следующие группы:

  • неолитические поселения и стоянки;
  • инженерные и вспомогательные сооружения XVIII–XIX вв.: мосты, ограды, ворота, водонапорные башни и т.д.;
  • памятники природы (например, «вековая лиственница»);
  • культовые сооружения XVIII–XIX вв.: соборы, храмы, монастыри;
  • усадьбы, особняки, промышленная архитектура XIX в., классицизм;
  • усадьбы, особняки, промышленная архитектура конца XIX – начала XX в., эклектика;
  • свердловский конструктивизм;
  • советская неоклассика.

Специально следует упомянуть памятники, связанные с деятельностью партии большевиков до революции 1917 г., в первую очередь, с жизнью Я. М. Свердлова: как правило, они в хорошем состоянии, так как наиболее тщательно сохранялись в советские годы. Отдельную группу памятников составляют захоронения знаменитых жителей Екатеринбурга (таких как, например, писатель П. П. Бажов) на некрополях города, надгробия и монументы. Также имеет смысл выделить в особую группу памятники деревянной архитектуры, часто представляющие высокую культурно-историческую ценность (как, например, упомянутая усадьба Д. И. Казанцева) и при этом подверженные более высокому риску утраты в силу недолговечности строительного материала.

Следуя хронологическому принципу, приведем перечень наиболее значимых, на наш взгляд, архитектурных объектов культурного наследия Екатеринбурга.

Дореволюционные памятники

Здание Консистории. Самое старое каменное здание Екатеринбурга было построено в классицистическом стиле в 1737–1739 гг. по проекту Иоганна фон Баннера. Сначала здание было двухэтажным, в 1833–1835 г. архитектор М. П. Малахов надстроил третий этаж. С 1934 г. здесь располагается Уральская государственная консерватория.

Госпиталь Екатеринбургского завода. Каменный госпиталь, построенный в XVIII в., состоит из четырех корпусов, соединенных по периметру внутреннего двора.

Вознесенская церковь. Эклектичное культовое здание с элементами барокко, классицизма и русско-византийского стиля. Построено в 1789–1792 гг., перестраивалось в XIX в. архитекторами М. П. Малаховым, К. Г. Турским, Н. Шулаевым.

Усадьба Зотова-Тарасова. Является одним из ценных образцов архитектуры классицизма в застройке Екатеринбурга. Состоит из главного дома, двух боковых флигелей и ограды. Состав и расположение построек характерны для усадебных комплексов русского классицизма. Реконструирована в 1990-е гг. Здесь расположена резиденция губернатора Свердловской области.

Здание Уральского горного училища. Построено в 1806 г., перестроено в 1928 г. по проекту архитектора Г. А. Голубева. В 1954 г. архитектор И. А. Грушенко пристроил новый корпус, выдержанный в стиле советской неоклассики.

Дом Н. И. Севастьянова. Одно из самых узнаваемых зданий Екатеринбурга построено в 1817 г., перестроено в 1866 г. по проекту архитектора А. И. Падучева. На классицистическую композицию строения наложен готический и барочный декор. Сейчас здесь располагается Дом приемов Президента России.

Усадьба Расторгуевых-Харитоновых. Образец классицистического стиля. Начала строиться в 1794–1795 гг., завершена к 1824 году. Архитектор — Томмазо Адамини. В 1935–1937 гг. здание было передано Дворцу пионеров и школьников (ныне Дворец детского и юношеского творчества).

В строительстве усадьбы также принимал участие архитектор М. П. Малахов (1781–1842), оказавший большое влияние на облик города. Им созданы такие сохранившиеся памятники, как ансамбль Верх-Исетского завода, ансамбль Ново-Тихвинского женского монастыря, Дом Главного горного начальника, Екатеринбургская гранильная фабрика, Усадьба Рязанова, Дом купца Пшеничникова, Церковь Покрова Пресвятой Богородицы, Церковь Святой Троицы (Рязановская), комплекс зданий бывших Оровайских казарм, Аптека горного ведомства и другие. С именем М. П. Малахова связывают классицистический период в истории архитектуры Екатеринбурга. Также он создавал один из генеральных планов города, получившего наибольшее воплощение в сравнении с другими планами.

Собор Иоанна Предтечи. Каменная церковь 1860 г. постройки, разросшаяся до собора. С 1943 г. – кафедральный собор, главный храм Урала, активно расстраивается в 1950-е, приобретая современный облик.

Во второй половине XIX – начале XX вв. возникает мода на эклектику. Из значимых памятников, сохранившихся в городе, следует назвать здания оперного театра, делового клуба, железнодорожного вокзала, здание земской управы, здание бывшей гостиницы «Казань», комплекс мельницы Борчанинова-Первушина, здание филармонии. Интерес представляют городские усадьбы и особняки: Ошуркова, Железнова, Поклевского-Козелл, Филитца, Агафуровых, Первушина, Миллера, Яринской.

Памятники конструктивизма

В 1920–1930-е гг. Екатеринбург становится главной экспериментальной площадкой советского конструктивизма, давшего городу около 150 уникальных памятников. В определенном смысле советский Свердловск можно назвать столицей мирового конструктивизма, самого влиятельного архитектурного стиля в XX–XXI вв., так как именно здесь теория и практика этого стиля получила наиболее творческое, системное и последовательное воплощение. Памятники исторического конструктивизма присутствуют в большом количестве по всему миру, однако именно в Екатеринбурге мы наблюдаем их максимальную концентрацию и комплексность. Намерение подать заявку на включение зданий «свердловского конструктивизма» в список всемирного наследия ЮНЕСКО представляется разумным и закономерным. При этом отметим, что дискуссия о культурной ценности конструктивистских зданий продолжается даже среди экспертов: критике подвергаются и эстетические решения, и строительное качество самих построек.

Городок чекистов. Жилой комбинат НКВД, который позже жители города назвали «Городком чекистов», был спроектирован в 1929 г. И. П. Антоновым, В. Д. Соколовым, А. Н. Стрельмащуком, А. М. Тумбасовым. В составе комплекса были предусмотрены дом гостиничного типа для молодежи и малосемейных, 8 жилых домов, здания клуба и магазина, медицинский корпус с аптекой, здание детского сада и яслей. Строительство жилого комплекса длилось в 1931–1936 гг.

Гостиница «Исеть», построенная в 1931 г., считается центральным зданием Городка чекистов. Это 11-этажное строение в форме подковы было построено как общежитие для малосемейных офицеров НКВД.

Городок юстиции. Комплекс построен в 1932 г. по проекту архитектора С. Захарова. В состав ансамбля входит сам шестиэтажный Дом юстиции, жилой корпус и детский сад. Сегодня здесь находится районный суд.

Медгородок. Ансамбль возведен в 1930-е гг. по проекту Г. А. Голубева. Сюда входят комплексы Институтов физиотерапии, Института профзаболеваний, Медицинский институт, роддом, гинекологическое отделение и еще несколько зданий.

Дома Госпромурала. Построены в 1931–1933 гг. архитекторами Г. П. Валенковым и Е. Н. Коротковым. В состав комплекса входили 8 шестиэтажных жилых домов, поликлиника, детский сад, ясли, административно-жилой корпус.

Площадь имени Первой Пятилетки. Застройка центральной площади Уралмаша велась в 1928–1935 гг. по проекту П. В. Оранского. Исключением из общего конструктивистского стиля зданий стала гостиница «Мадрид», построенная в 1933 г. и реконструированная к 1937 г. в неоклассическом стиле.

Фабрика-кухня. Построена в 1935 г. в соцгородке Уралмаш по проекту архитекторов В. Парамонова, М. Рейшера и участника «Баухаус» Белы Шефлера. Сейчас в здании проходят выставки, концерты и другие культурные мероприятия.

Дом Уралоблсовета. Жилой комплекс построен по типовому проекту, разработанному в 1928 г. группой архитекторов и инженеров под руководством М. Я. Гинзбурга. Состоит из 5 корпусов: один восьмиэтажный и четыре шестиэтажных.

Дом горсовета № 5. Первый дом-коммуна был построен в 1928 г. по проекту В. Дубровина. В доме работали детский сад, почта, магазины.

Спорткомплекс «Динамо». Строился в 1931–1934 гг. по проекту В. Соколова. Сегодня одну часть здания сдают под офисы, а в другой продолжают работать спортивные секции. Именно это здание, по форме напоминающее корабль, является основным в заявке на включение в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Спорткомплекс ДОСААФ (Дом обороны). Построен в 1930-е гг. по проекту архитектора Г. П. Валенкова.

«Белая башня». Водонапорная башня воздвигнута в 1931 г. по проекту М. Рейшера.

Дом связи. Комплекс, построенный в 1934 г. по проекту московского архитектора К. Соломонова, включал телефонную станцию, почтовое отделение и телеграф. Также здесь были столовая, мастерские, актовый зал, радиостудии, ясли и детский сад. Сегодня в Доме связи расположен Главпочтамт.

Дом печати. Построен в 1930 г. по проекту В. Сигова. Сегодня здесь работают рестораны, а также лофт, в котором проходят концерты и другие мероприятия.

Здание Уралоблисполкома. Строительство по проекту А. Пастернака и М. Гинзбурга шло в 1930–1933 гг. Комплекс состоит из 5 зданий: одно восьмиэтажное, остальные — шестиэтажные. Сегодня здесь расположены офисы и жилые помещения.

Клуб строителей. Здание построено в 1929–1933 гг. по проекту архитектора Я. А. Корнфельда. Это яркий пример клубной постройки своей эпохи, в которой принципы архитектуры конструктивизма выражены наиболее последовательно. С 1943 по 1990 г. здесь располагалась Свердловская киностудия, с пребыванием которой связаны перепланировки внутренних помещений, перестройка зрительного зала под павильон для съемки, закладка витража над уличным входом клубного корпуса и др. В 2002 г. в здании обосновался торговый центр, продолживший перепланировку и переделку здания. Сегодня часть здания занимает Креативный кластер Свердловской киностудии.

Жилой комбинат НКВД. Жилой дом строился в 1928–1932 гг. по проекту И. Антонова и В. Соколова. В комплексе было 2 высоких жилых здания, детский сад, библиотека, котельная, столовая, в подвале находился тир для сотрудников НКВД.

Здание Второго Дома Советов. Жилой комплекс, построенный в 1932 г. в виде квадратного серпа, представляет собой смешение конструктивизма и приходящего ему на смену сталинского ампира.

Памятники советской неоклассики

Архитектурные памятники сталинского ампира, также называемого «неоампиром», «неоклассикой» или «сталинской эклектикой», еще не в полной мере и не всеми воспринимаются как безусловное культурное достояние. Однако мы считаем целесообразным включить в наш список архитектурных достопримечательностей несколько наиболее репрезентативных зданий.
Здание городского Совета народных депутатов. Строительство здания шло с 1930 по 1954 г. Первоначальный конструктивистский проект в итоге реализовался в виде неоклассического строения. Архитекторы Г. А. Голубев и М. В. Рейшер. Сейчас в здании находятся административные органы города.

Окружной дом офицеров. Строительство комплекса закончено в 1941 г., архитектор В. В. Емельянов.

Комплекс зданий Политехнического института. Строительство продолжалось с 1929 по 1956 г., архитекторы Г. Я. Вольфензон, А. П. Уткин, К. Т. Бабыкин.

Центральный стадион. Построен в 1953–1957 гг., это яркий образец сталинского неоклассицизма, украшенный скульптурными группами в стиле социалистического реализма. На его месте построен новый стадион «Екатеринбург-Арена», при этом сохранены старые фасады.

Здание Совнархоза. Построено в 1957 г. по проекту архитектора А. П. Таффа. Сегодня в нем располагается Уральский государственный университет.

Полный актуализированный перечень объектов культурного наследия Екатеринбурга можно посмотреть в Перечне объектов культурного наследия Свердловской области на сайте Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области по адресу http://okn.midural.ru/perechen-obektov-kulturnogo-naslediya-sverdlovskoy-oblasti-v-formate-microsoft-word.html

Выводы и рекомендации

В заключение разговора о культурном наследии Екатеринбурга можно сделать определенные выводы, некоторые из которых носят рекомендательный характер. Город обладает несомненным потенциалом мирового уровня в сфере культурного наследия. Однако складывается впечатление, что этот потенциал осознается не всеми и не полностью. Жители города достаточно активны и чувствительны в отношении уничтожения памятников истории и культуры. Такие примеры, как общественная реакция на снос Дома Ярутина в 2009 г., снос здания Товарной биржи (известного как универмаг «Пассаж») в 2012 г. или снос Успенской церкви в 2017 г. свидетельствуют о неравнодушии и внимательности екатеринбуржцев.

При этом восприятие иерархии ценностей собственного культурного наследия у жителей и руководителей города во многом определено нормами советской и ранней постсоветской эпохи и представляется в определенном смысле несбалансированным. Об этом нужно говорить сколь детально, столь и деликатно.

Во-первых, акцент на большевистском революционном прошлом города: ценность этого культурного слоя явно преувеличена — за исключением всего, что связано с расстрелом царской семьи. Во-вторых, акцент на уральских авторах, таких как П. П. Бажов и Д. Н. Мамин-Сибиряк: их творчество составило бы славу любого небольшого европейского государства, однако в богатой русской словесности они занимают слишком скромное место, чтобы выдвигать их на первый план. В-третьих, важно осознавать, что при всей значимости для истории города архитектурных построек XVIII–XIX вв., созданных в стилистике классицизма и модерна, они не являются сколько-нибудь уникальными. Напротив, практически в каждом городе с дореволюционной историей есть немало подобных памятников — усадеб, особняков и церквей.

С другой стороны, явно недооценено действительно значимое наследие. Во-первых, памятники бронзового века и все, что связано с древним язычеством, с уральским мистицизмом. Во-вторых, важно осознавать, сколь значительное место в современном представлении о культурном наследии начинает занимать промышленная архитектура и инженерные сооружения: у Екатеринбурга здесь колоссальный по европейским меркам символический и материальный ресурс (при этом заметим, что у российского населения пока не сложилось отношение к индустриальному наследию как к чему-то ценному).

В-третьих, на сегодняшний день в туристических программах, равно как и в самосознании жителей города, недостаточно артикулирован важнейший «градообразующий» сюжет о генетическом родстве Екатеринбурга и Санкт-Петербурга. Культурно-историческая, геополитическая и символическая связь двух городов настолько сильна, что позволяет говорить даже о едином мета-городе, разнесенном по границам европейской России, и задающем своего рода культурную рамку. Учитывая глобальную привлекательность Санкт-Петербурга (это один из самых посещаемых туристами городов мира), данный символический сюжет позволил бы по-новому взглянуть на Екатеринбург и усилить его привлекательность.

В-четвертых — и, возможно, это самое главное, — до сих пор далеко не всем очевидно всемирное значение свердловского конструктивизма. В отличие от других архитектурных стилей, представленных в городе, советский конструктивизм — действительно уникальная ценность глобального исторического масштаба. Слоган «Екатеринбург — мировая столица конструктивизма» не просто возможен, а абсолютно правдив. Учитывая, что конструктивизм — самый влиятельный и распространенный архитектурный стиль за последние сто лет, подобное позиционирование могло бы стать немалым ресурсом. В этом смысле начавшее движение в сторону ЮНЕСКО кажется вполне правомерным.

При этом важно представлять конструктивизм гораздо шире, чем архитектурное проектирование. Конструктивистские ансамбли — результат грандиозного социального эксперимента «города будущего», принципиально нового уклада жизни, организации повседневности, человеческих коммуникаций. Имеет смысл показывать конструктивистские здания не как отдельные объекты, а как проект единой городской среды, во многом, хотя и не во всем, воплотившийся в реальности. Особую привлекательность могли бы создавать реконструкции как исторического городского плана 20–30-х гг., так и повседневного быта сталинской эпохи.

Для развития культурного наследия мы считаем необходимым осуществить следующее:

Во-первых, разрабатывать символический аспект: демонстрировать памятник не в качестве отдельного объекта, свидетеля тех или иных исторических событий или образца определенного архитектурного стиля, а как носителя цивилизационных смыслов города, как проявления «гения места». Памятники разных эпох и назначений должны составлять единый взаимосвязанный городской организм, по сути город должен выглядеть как один большой живой памятник, привлекательный для туристов со всего мира.

Во-вторых, важно учитывать медийный аспект: будет крайне полезной поддержка производства массмедийного и сетевого контента, не только рассказывающего об истории памятников, но и разъясняющего их символическое значение, историческую преемственность с современностью, возможности будущего использования.

В-третьих, важно, чтобы ключевую роль играл управленческий аспект: очевидная нехватка бюджетных средств на сохранение памятников предполагает привлечение бизнеса и общественности, представление реставрационных проектов как инвестиционных, коммерчески выгодных, создание государственно-частных партнерств, использование возможностей программ побратимства, большее взаимодействие с общественными организациями и волонтерскими движениями.