Обсудить

Скачать

5.6. Традиционная народная культура

Этнокультурные процессы

Традиционная народная культура – форма сохранения идеалов и ценностей этнической идентичности, которая имеет локальные (например, уральские) коннотации и смыслы. Приезжему важно сохранять этническую идентичность, чтобы ощущать себя полноценным и полномочным гражданином города и страны пребывания. Для коренного жителя этическая принадлежность свидетельствует о его не-материальной укорененности на земле проживания. Извращенно поданная народная культура отвращает людей, в первую очередь молодежь, от своей культуры, а гостям и носителям иной культуры позволяет пренебрежительно относиться к людям, не сохранившем свои традиции.

Знание и проживание традиционной культуры – способ солидарности в многонациональном обществе, язык подлинных чувств и ценностей, знакомый целостному человеку. Следовательно, традиционная народная культура, апеллируя через эстетическую к этической сфере народа, способствует межэтническому взаимопониманию и взаимоуважению. Обратное – симуляции и пародии – способствуют разобщению и вражде.

Практическое обращение к традиционной культуре имеет смысл в следующих контекстах:

  • построение здоровой и крепкой локальной идентичности;
  • формирование привлекательности и неповторимого аутентичного облика региона;
  • обеспечение высокого уровня доверия между этносоциальными группами;
  • формирование и сохранение традиционной этики труда и эталонных форм поведения в семье и общине.

Мы живём в состоянии нестабильности, когда необходимо соотнести ус-тойчивость и культурную «проверенность» традиции с «неустойчивостью» модернизации. Обращение современной массовой культуры к образам «славной старины» играет роль маркеров идентичности. В современных медиа все чаще встречаются образы и персонажи традиционной народной культуры. Все чаще различными институциями народной культуре предписываются прикладные роли – воспитательные, нравственные, идеологические, маркетинговые. На наших глазах рождается новая мода на «фольклор», этническую атрибутику и национально окрашенные политические лозунги. Актуализация новых значений и возникновение новых символов образуют перспективу фольклорно-этнографических исследований.

Процессы, наблюдаемые в городской среде, можно назвать ре-этнофикацией. Разумеется, что они в разной мере затрагивают разные группы горожан. Общее в этих процессах следующее:

  1. Конструируется двойной образ этнической общности: для внутренней консолидации, и для демонстрации вовне.
  2. Этническое сообщество расширяет круг членов, консолидируется.
  3. Ре-этнификация имеет художественно-образную природу, строится по законам драматургии и сценического представления.

Основная проблема, препятствующая достойному применению опыта народной культуры – незнание истории, ценности и специфики этнокультурного наследия, отсутствие понимания проектных и созидательных возможностей этого культурного ресурса. Как следствие – повсеместная профанация фольклора, распространенность псевдонародного стиля, имитаций низкого уровня в массовой культуре.

Нужно уметь распознать симуляцию. Хочется надеяться, что симуляционные способы взаимодействия с традиционной народной культурой не будут доминировать ни в городском пространстве, ни в образовательных программах, ни на сценических площадках.

Этнокультурная среда Екатеринбурга

Этнокультурные образы и символы в культурной среде современного Екатеринбурга можно обнаружить в самых разных форматах:

  1. Информационные сюжеты на телевидении и спецпроект ОблТВ «Национальное измерение».
  2. Выступления на концертных площадках профессиональных исполнителей из Екатеринбурга (Центр народного искусства, музыкального училища им. П. И. Чайковского и т.п.), регионов России и ближнего зарубежья. Здесь преобладают татарские, башкирские ансамбли, народные хоры Сибири, Кубани и Дона, а также исполнители из Армении и Грузии.
  3. Камерные и не слишком массовые события, мастер-классы, семинары, вечерки, фестивали, выступления в диаспорах с ограниченным доступом зрителей и участников.
  4. Традиционные праздники народов, живущих на Урале. Отличаются диапазоном доступности – от массовой городской Масленицы, публичных Святок, Дмитриевого Дня, Сабантуя и Науруза до относительно закрытых Курбан-байрама, отмечаемого в религиозных общинах и в мечетях, Йом-Кипура, Рош-Ашана, Песаха, отмечаемых в обществах, религиозных и образовательных центрах – в синагоге, «Меноре», «Атикве» и пр.
  5. Массовые, рассчитанные на медийный эффект, события в общественных пространствах – «национальные подворья» на День города, фестиваль «Малахитовая шкатулка», «День народов Среднего Урала», отмечаемый в начале сентября в парке Таганская слобода, вблизи района Сортировка, в места обильного проживания трудовых мигрантов и китайских торговцев. Сюжетной канвой этого мероприятия является организация «национальных подворий» с представлением национальной кухни, костюма и элементов жилища, выступлениями музыкантов и хоров.
  6. Этнокультурная символика в медиа и визуальных коммуникациях – в декорировании выставок-ярмарок, дизайне ресторанов и кафе, в рекламе и модной индустрии, в оформлении эфира и т. д. Маркеры этничности используются в дизайне и драматургии различных официальных событий: патриотических церемоний, политических мероприятий, коммерческих презентаций, маркетинговых акций, этнографических выставок.

Существуют значительные различия в том, как проявляется этническая идентичность у «титульной нации» и у малых народов и диаспор: балаганная и ряженая «русскость» не способствует культурной идентификации и консолидации, а выражение подлинной традиции у малых народов и диаспор является средством объединения, солидарности и поддержки.

Нематериальное культурное наследие русского народа в Екатеринбурге

Нематериальное культурное наследие бытует в следующих формах:

  • устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия;
  • исполнительские искусства;
  • обычаи, обряды, празднества;
  • знания и обычаи, относящиеся к природе, климату и агрономическим практикам;
  • знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами и рукоделиями.

Традиционная культура народов Урала, проживающих в Екатеринбурге, является важной и значительной частью мировой культуры. В городе можно наблюдать широкую палитру явлений традиционной народной культуры (как музеефицированных, так и практикуемых сегодня), которые считаются национальным богатством. Среди них:

  • комплекс календарного фольклора и обрядов русского населения Урала;
  • cвадебный фольклорно-этнографический комплекс русского населения Урала;
  • песенная традиция русского населения Урала.
  • народные музыкально-инструментальные традиции русского населения Урала;
  • духовные песнопения и знаменные распевы;
  • игровая культура русского населения;
  • религиозно-бытовые традиции и культура старообрядцев;
  • комплекс народно-религиозных традиций татар Свердловской области («казанских» и «сибирских»);
  • традиции изготовления узорных тканей, вышивки, ношения и обрядового использования народного костюма свердловских татар и башкир;
  • традиции изготовления музыкальных инструментов и исполнительства на народных инструментах свердловских татар и башкир;
  • комплекс народно-религиозных традиций марийцев в их семейно-бытовом и общинном выражении;
  • традиции изготовления узорных тканей, вышивки и обрядового использования народного костюма марийцев;
  • уральская кистевая роспись бытовых предметов и интерьера;
  • традиции ручного ковроткачества.

Где сегодня можно встретить аутентичный уральский фольклор?

  • На территории Екатеринбурга находится и активно действует Центр традиционной народной культуры Среднего Урала – авторитетная исследовательская организация, хранящая в своих фондах уникальные образцы аутентичного фольклора народов Урала.
  • Фольклорное движение на Урале, выросшее из общественных молодежных клубов в 1980-е годы породило как мощное поисковое движение и научные записи, так и новое социальное явление – духовно-ориентированные традиционные сообщества, семьи, укорененные в народных традициях, часто религиозных. Такие сообщества образуются вокруг фольклорных коллективов и студий:
    • фольклорный ансамбль «Багренье»;
    • фольклорный центр «Перезвон»;
    • уральское фольклорное объединение Фолкъ-Толкъ;
    • фольклорный ансамбль «Звонцы»;
    • детский фольклорный ансамбль «Сылышки»;
    • студия «Душегрея»;
    • семейный ансамбль «Воля» из Первоуральска – участник большинства этнокультурных событий Екатеринбурга.

Реконструкция «фольклорной» среды происходит в атмосфере студийной работы, на вечерках, организуемых разными клубами, на мероприятиях большего масштаба – концертах, всероссийских фестивалях «Дмитриев День», «Песельная кадриль», «Казачья доблесть», фестиваль народных игр.

В данном разделе не рассматриваются псевдонародные и профессиональные образования вроде народных хоров, оркестров ложкарей и прочей эстрады. Будет оправданно рассматривать таковые в разделе профессиональных искусств.

  • В уральском селе доживают отдельные этнографические явления, в основном, связанные с традиционным природопользованием и хозяйством и отдельные художественные формы в быту, например, похоронно-поминальная обрядность.
  • Профессиональные научные и исполнительские коллективы, кафедры фольклора (устного на филфаках и музыкального в консерваториях) и этнографии, исследователи «старины».
  • Еще одним явлением на поле возрождения народных традиций являются различные маргинальные субкультурные образования – инглинги, родноведы и прочие неоязычники. В таких образованиях принимают активное участие, но лишь до окончания периода «молодежного возраста». Затем они или вливаются в православно-ориентированные общины и фольклорные коллективы, или остаются на уровне научных интересов и исследовательских практик.
  • Особой аутентикой обладает фольклор молодежных, профессиональных и прочих субкультур, этнография современности (постфольклор), например, городского двора или антропология города.

Нематериальное наследие других народов России в Екатеринбурге

Традиционная культура присутствует в быту и обрядах общин из дальних регионов России – Поволжья, Кавказа, Сибири и в общинах, происходящих из дальнего зарубежья – армян, азербайджанцев, грузин, таджиков, киргизов, узбеков, такие как «Ани-Армения», «Рустави» и другие.

Этнические общины представлены следующими органами – Консультативным советом по делам национальностей Свердловской области при губернаторе Свердловской области, Ассоциацией народов Евразии (М. Ю. Плясунова), Консультативным советом по вопросам межнационального и межконфессионального согласия, поддержки и развития языков и культуры народов России, проживающих на территории Екатеринбурга, реализации прав национальных меньшинств, обеспечения социальной и культурной адаптации мигрантов, профилактики межнациональных (межэтнических) конфликтов, Ассоциацией народов Среднего Урала (Ф. М. Мирзоев). Среди коллективных членов ассоциации – десятки национально-культурных и общественных организаций – пять азербайджанских, по одной, но весьма влиятельных – грузинская и армянская, по нескольку башкирских, татарских и татаро-башкирских, более десяти еврейских, несколько немецких, и так далее. Активные лидеры национально-культурных обществ (Фарух Мирзоев, Масис Хачикян, Нико Кобаидзе, Адам Калаев) действуют в качестве лоббистов интересов национальных общин в кабинетах областной и городской администраций, а также в хозяйственных спорах и криминальных конфликтах.

Русская национально-культурная автономия «Отечество» активной деятельности не ведет.

Межэтнические отношения в основном характеризуются терминами «равнодушие» и «безразличие». В пору стабильного общества такое положение вещей не вызывает тревоги, во времена перемен безразличие может смениться настороженностью, опасливым отношением к соседу-иноплеменнику. Отсутствует внятное понимание, обоснованное исследованиями социально-культурных процессов в районах Екатеринбурга с доминирующим некоренным населением. Эту картину могут дополнить закрытые данные МВД об этническом криминалитете на Урале.

Вопросы, касающиеся национальной политики государства, существуют в разных, разрозненных и иногда противоречащих друг другу программах, таких как «программа поддержки народов Севера»; программах, направленных на возрождение репрессированных народов; есть программы в отношении депрессивных регионов, где социально-экономические отношения часто имеют этническую окраску, программы, направленные на противодействие религиозному экстремизму.

Место и время, где актуализируется этничность, и соответственно программируется поведение представителей разных народов в мегаполисе разные: где-то это семья, где-то это более крупные образования, религиозная община, языковые курсы (как у евреев) или этническая дискотека (как у марийцев), где-то это мечеть, где-то это определенные хозяйственные занятия (как у азербайджанцев). Национальные лидеры зачастую формулируют национальную идентичность как болезненную, часто через национальную травму. «Геноцид», «депортация», «взятие Казани», «Нагорный Карабах», «грузинская агрессия» – успешно используются для поддержания сплоченности этнической группы, народа, который пострадал. Спектр самочувствия человека в этих ситуациях – от вины до ненависти. В национальной идентичности русских отсутствует крупная, этнически окрашенная, национальная драма.

Особенность русской этнической идентичности состоит в том, что национальная драма и самоопределение народа проходили в противостоянии не другому этносу, а другой группе внутри одного этноса – просвещенному классу и властной элите, в рамках «внутренней колонизации» русских русскими. Это важно учитывать в условиях, когда всё большее экономическое и социальное влияние имеют сообщества, обладающие отчетливым этническим самосознанием.

Выводы и рекомендации

Современное состояние традиционной культуры Урала требует глубокой экспертизы с целью выработки и популяризации четких критериев отделения аутентичной русской традиции от симулятивной, а также формулирования культурной политики в области традиционной культуры, гармонизации межнациональных отношений, предотвращения конфликтов в Екатеринбургской агломерации. Для этого необходимо создание экспертного сообщества и площадок для проведения социально-антропологических исследований, мониторинга и экспертизы этнокультурного статуса и самочувствия в национальных сообществах, динамики процессов внутри сообществ и в межнациональных взаимодействиях. В рамках этой задачи необходимы:

  1. Паспортизация памятников нематериальной культуры и сохранности традиций народов, проживающих в агломерации Екатеринбург.
  2. Экспертиза региональных и муниципальных нормативных актов, влияющих на межнациональные отношения и сохранение традиций, разработка методических рекомендаций по сохранению нематериального наследия народов в Екатеринбурге, адресованных специалистам учреждений города и активистам НКО.
  3. Реализация программы обеспечения прав граждан на получение достоверной информации о традициях народной культуры (лекторий «культура и традиции народов Урала» для государственных и муниципальных служащих, в т.ч. силовых, пенитенциарных, социальных и прочих служб).
  4. Создание системы экспертизы творческих коллективов, исполнителей и мастеров, ориентированной на принципы аутентичности, с присвоением статуса «охраняемое достояние», «хранитель наследия» и т.п.
  5. Разработка и реализация программы исследований и разработок «направления и перспективы использования опыта традиционной культуры в социальной работе, молодёжной политике и межнациональных отношениях».